Как устроено текстильное производство в Узбекистане

Размещение заказов на производствах в Китае — давняя и распространенная практика для российского масс-маркета. Как правило, ритейлеров привлекает низкая себестоимость и высокие мощности местных фабрик, а также их возможность обеспечить полный производственный цикл: от разработки материалов и фурнитуры до маркировки, упаковки и транспортировки готовых изделий. Оказалось, что развитое текстильное производство можно найти и на постсоветском пространстве: все больше крупных ритейлеров и масс-маркет брендов размещают заказы на фабриках в Узбекистане.

Основатель марки Norsoyan и автор проекта Fashion Factory Людмила Норсоян побывала на нескольких таких фабриках и поделилась впечатлениями о масштабе производства, условиях труда и инновациях в текстильной промышленности Узбекистана.
Рассказывая о швейной индустрии Узбекистана, можно оперировать впечатляющими количественными показателями: общий выпуск тканых полотен составляет около 12 миллионов тонн в год, а хорошего уровня швейное производство выпускает в среднем миллион единиц в год готовой продукции для масс-маркета. И если до последнего времени соотношение производства текстиля и готовой продукции составляло 80% к 20%, то сегодня индустрия Узбекистана перенацелена на экспорт, в первую очередь в Россию, затем в Европу и Турцию, преимущественно готовой продукции: 80% швейных изделий к 20% тканей и полотен.

Производства в Узбекистане, на которые стоит равняться — это благоустроенные здания и территории, комфортные условия труда и отдыха, медицинские центры для работников, инновации в технологиях и организации рабочих процессов, современное качество производимого продукта.
Фабрика «Узтекс»
Высокие показатели обеспечиваются за счет внедрения ультрасовременных технологий производства. На крупнейших фабриках в Узбекистане есть кругловязальные машины для создания полотен, машины digital-принтования, гигантские столы для лазерного раскроя, «карусели» для печати на футболках, швейное и вышивальное оборудование, машины для резки ворса велюровых полотен, лазерное оборудование для выжигания джинсовой ткани.

При этом каждый технологический этап включает в себя обязательный процесс контроля качества, в каждом цеху имеются физические, химические и хромо-лаборатории, а также спектрофотометры, где пряжи и полотна проходят тесты на соответствие нормам веса, усадки, взаимодействия с кожей человека, со стиральным порошком, тестируются на соответствие пантонам крашения и реакции красителей на дневной свет и искусственное освещение. Здесь же создаются и архивируются каталоги нитей и полотен с техническими параметрами.

На каждой такой фабрике трудятся тысячи рабочих, и в производстве задействовано лучшее инновационное оборудование, представленное осенью 2015 года на выставке ITMA, посвященной оборудованию и новейшим технологиям для текстильной промышленности.
Фабрика «8 марта»
Крупные фабрики являются, как правило, производствами полного цикла, и на разных этажах одного предприятия происходят процессы прядения хлопкового волокна в нити, ткачество и вязание трикотажных полотен, крашение и принтование, пошив продукции. Изготавливают, преимущественно, футболочное полотно, футеры, велюровые полотна.

Управлять столь сложными технологическими и рабочими процессами, как правило, приглашают турецких специалистов, непревзойденных технологов и мастеров производственного менеджмента. На отдельных производствах разработаны и внедрены уникальные ERP системы, когда в online-режиме учитывается и обрабатывается информация о технологических, производственных и экономических показателях работы каждого специалиста в отдельности и всего производства в целом.

Например, у каждой швеи есть индивидуальный планшет контроля и учета произведенных операций, количества изготовленной продукции, соответствия нормам выработки, проценту брака и КПД. На этом планшете в режиме реального времени швея видит свои показатели, актуальную зарплату и налоги.
Фабрика «Узтекс»
В это же время руководитель цеха видит общую информацию от рабочих всего цеха, а руководитель производства и, допустим, плановик, видят актуальную информацию со всех цехов единовременно, и информация эта включает в себя показатели по выполнению плана, наличию сырья, задействованности оборудования и соответствию срокам работ. Система эта сложнейшая, но позволяет «дирижировать» организацией, производственными процессами и экономикой предприятия в режиме реального времени.

Обеспечить такую мощную индустрию регулярными крупными заказами в состоянии только российский рынок масс-маркета. Заказы на производство хлопкового белья, футболок, поло и толстовок, бейсболок, джинсов и детской одежды на узбекских мощностях размещают поставщики всего российского сетевого ритейла, от «Детского мира» до «Ашана».

Количественные пороги заказов высоки, поэтому с узбекскими производствами сотрудничают самые крупные российские ритейлеры. Только на стадии разработки в крашении уходит от 50 кг полотна на цвет и от 250 единиц на цветомодель, а в регулярном потоке пошив начинается от 3 000 единиц на модель.

Фабрика «8 марта»
Взаимопонимание российских клиентов и узбекских промышленников обеспечивают агенты, делегированные обеспечивать и отлаживать организационные процессы размещения заказа, отшива первых образцов, запуска и контроля поточного производства, улаживания многочисленных неизбежных затруднений и накладок вследствие субъективных различий культуры бизнеса. До последнего времени развитие эффективного партнерства российской и узбекской индустрий тормозили объективные сложности в вопросах логистики и валютного законодательства, но последние новости из страны позволяют прогнозировать более комфортный инвестиционный климат крупным российским клиентам индустрии.

Может ли дизайнер рассчитывать на сотрудничество с местной индустрией? Я смогла увидеть лучшие производства страны исключительно по приглашению «стальной дамы», как зовут фабриканты Татьяну Затравину, одного из сильнейших партнеров «Детского Мира». Что касается интереса дизайнеров и брендов к размещению на дешевых, но отличных фабриках Узбекистана — были прецеденты разработки и создания дизайнерских коллекций, например Black Star, но сами производства рассматривают это скорее как репетицию сотрудничества с российской модой.
Статья подготовлена преподавателем курса "Трикотажная коллекция: от создания до успешных продаж" Людмилой Норсоян
Людмила Норсоян
Основатель бренда инновационного трикотажа NORSOYAN. Автор курсов и лектор Bunka Fashion Colledge (Tokyo), МГУ, ВШЭ, МХПИ, БВШД. Член жюри международного конкурса молодых дизайнеров «Русский силуэт».Участник выставки Il Filo Diventa Storia в музее Palazzo Pitti, Florence
Подпишитесь на рассылку, чтобы первым узнать о новых статьях: