Интервью

Артур Гуменюк, директор по развитию розничной сети VERNON

Выпускник курсов «Fashion Импульс» и «Как открыть свой магазин одежды в современных условиях» Артур Гуменюк поделился своим опытом открытия магазина и рассказал о нюансах, с которыми ему пришлось столкнуться.
— Артур, привет! Расскажи о ваших магазинах. С чего начинали и что имеете сейчас?

— В 1992 году отец искал костюм. Ближайший оказался в Пскове и продавали коробкой (размерная сетка). Родители поехали и купили, взяли себе костюм, а остальное продали. И так хорошо пошло, что через два года они уже стали приличными оптовиками.

Потом им позвонили из Тверской швейной фабрики с просьбой выкупить предприятие у текущего акционера, т.к. он хотел его закрыть. Родители выкупили пакет акций и начали производить там.
В начале 2000 начали открывать магазины. В пике было 28 точек по стране, на тот момент, мы были лидерами в своем сегменте. А потом была корпоративная реструктуризация и все магазины были закрыты, кроме 2: в Твери при фабрике и в Челябинске, т.к. он был очень доходным.

Прошло 10 лет, я работал в крупной консалтинговой компании, родственники позвонили и пригласили присоединиться к бизнесу, потому что был объем работы, который нужно было закрывать, а человека, которому можно было доверить, не было. Это был октябрь 2015, у нас уже было 4 магазина: 3 в Твери и 1 в Челябинске.
Мы долго согласовывали договор, около полутора месяцев, потому что хотели внести много правок. В нем были очевидные пункты про безумные штрафы и просрочки, которые нас не устраивали.
— И ты сразу начал заниматься развитием?

— Мы обратились в Fashion Consulting group, поработали с ними немного, но меня, как вчерашнего консультанта, не устроила их работа. Тогда я понял, что мне предстоит разобраться во всех деталях самому и надо пойти поучиться. И пришел в Fashion factory school. Это был курс fashion импульс в начале 2016 года.

Прошло три месяца, у меня устаканилась информация, я понял, куда надо двигаться. Прикинул, что я хочу от торговых центров, позвонил в тот, что заинтересовал меня и нас приняли. Сказали, что помещение освободится в августе, но по факту помещение освободили только в середине ноября, а открылись мы 25 декабря.

— А чем были вызваны такие задержки?

— Я написал 3 июня, нам ответили, что 15 августа мы должны быть готовы выходить на ремонтные работы. Потом сроки сдвинулись на 15 сентября. В итоге, 15 ноября мы вышли на строительно-монтажные работы.

Мы долго согласовывали договор, около полутора месяцев, потому что хотели внести много правок. У них договор на 70 страниц, мне кажется его таким делают отчасти для того, чтобы его не читали. В нем были очевидные пункты про безумные штрафы и просрочки, которые нас не устраивали. По итогу, нам многое согласовали.
Только потом, спустя почти год, я узнал, что многие мелкие арендаторы вроде нас либо вообще не читают договор, либо молча соглашаются на все требования ТЦ.

Так что все, что Дмитрий Гриц рассказывал на курсе — это очень нужная и важная информация, жаль, что я узнал об этом только спустя несколько месяцев на курсе fashion retail.
Когда мы открывали магазин, логика была такая, что ритейл стремится к воздуху в помещении. И это была одна из самых больших ошибок. В магазине было ощущение пустоты, казалось, что в нем ничего нет.
— Сколько потребовалось времени, чтобы выйти в плюс? И какие шаги ты предпринял для этого?

— Первые месяцы аренда с зарплатами была в 2−3 раза выше, чем сама выручка. Когда мы открывали магазин, логика была такая, что ритейл стремится к воздуху в помещении. И это была одна из самых больших ошибок. В магазине было ощущение пустоты, казалось, что в нем ничего нет.

Мы поняли, что не хватает торгового оборудования, начали дозаказывать его, чтобы заполнить пространство.

В феврале-марте мы начали искать новые группы ассортимента. Из последнего, мы завезли зонты, которыми никогда не торговали. И это заслуга исключительно fashion ритейла, потому что на курсе, на лекции про мерчандайзинг, лектор подкинул классную идею: если дождь, просто дайте манекенам зонты и будет успех.

Так май стал первым не убыточным месяцем.
— А что дали тебе курсы Fashion factory school?

— Ну во-первых, это классная систематизация. Я действовал инстинктивно и во многом правильно, но это все равно был какой-то хаос. Я получал результат, но не до конца понимал, как я к этому пришел и куда идти дальше. На курсах школы мне все разложили по полочкам.

А во-вторых, это полезные контакты, связи. Я сейчас работаю с Алексеем Пляшешниковым, одним из преподавателей курса по ритейлу. Станиславе Нажмитдиновой иногда пишу по некоторым вопросам, она часто подсказывает хорошие решения. Одна из однокурсниц Импульса подсказала хороших трикотажников, у которых мы сейчас заказываем весь трикотаж за исключением поло. И с ней же у нас есть несколько идей для новых направлений бизнеса.
За 5 месяцев ротация персонала была 125% - это очень высокий показатель
— Какие еще сложности возникали в процессе открытия магазина?

— Как раз одну такую сложность сейчас и решает Алексей — это обучение персонала. За 5 месяцев ротация персонала была 125% - это очень высокий показатель. Подбор осуществляло кадровое агентство, тем не менее, они какие-то вопросы не закрывали + что-то ты узнаешь в процессе.
Обучения у нас не было, мы нанимали людей с опытом, что тоже, конечно, неправильно. Но в тот момент у нас ничего не было, чтобы эту проблему решить. Отсутствовала система мотивации сотрудников, они все работали на окладе. Вообще, считается нормой, если первые три месяца после открытия магазина персонал работает на окладе, но у нас прошло чуть больше времени.
— Как вы себя продвигаете?
— Мы располагаемся в регионах, там продвижение работает иначе, нежели в городах миллионниках. Мы не используем для этих целей социальные сети или сайт. Современный полноценный ритейл в регионах развивается через торговые центры. Плюс мы снимаем рекламу и транслируем на региональных телеканалах (хотя я бы не сказал, что это очень эффективно, но в данный момент это лучшая наша маркетинговая активность).

— Собираетесь открывать магазин в Москве?

— В Москве, да и в принципе в развитых городах, есть такое понятие как баннерная слепота, то есть, если ты видишь неизвестный бренд, ты просто пройдешь мимо. А это значит, что очень много денег придется вложить в продвижение и узнаваемость. Заходя в Москву, тебе придется платить миллион только за аренду, из-за высоких ставок сильно увеличиваются расходы на открытия. Да и конкуренция здесь значительно выше. Мы смотрим города миллионники, но пока ничего конкретного.

— Какие планы на ближайший год?

До конца года я планирую открыть еще 2 магазина и найти команду людей, которые будут дальше открывать последующие магазины.
О бренде:
TM Vernon – региональный магазин мужской одежды.
Tvsf-shop.ru